Skip to content
 

Александр Ярославский и группа DCH планируют достроить Воздвиженку

Ярославский

Вчера на портале ЛІГАБізнесІнформ вышло интервью с Александр Ярославский основателем группу DCH которая в свое время начинала строительство микрорайона Воздвиженка. Из этого материала становится ясно, что Ярославский по прежнему считает Воздвиженку своим активом, впрочем выводы делайте сами из интервью который мы перепубликовуем на нашем сайте:

Александр Ярославский нетипичный украинский бизнесмен: он любит не только получать, но и продавать активы. В свое время основатель группы DCH был совладельцем Киевстара, черкасского Азота, УкрСиббанка, Северного ГОКа, Надра Банка, маслоэкстракционного завода, авиакомпании Харьковские авиалинии и многих других компаний. Во время правления Януковича Ярославский вынужден был продать даже те активы, которые не собирался: ему пришлось уступить Сергею Курченко любимое детище — футбольный клуб «Металлист».

Последние несколько лет Ярославский избегает публичности, и достоверной информации о его сделках и планах практически не было. Журналисту ЛІГАБізнесІнформ удалось поймать бизнесмена на Харьковском международном инвестфоруме и задать ключевые вопросы.

— Новая власть объявила курс на деолигархизацию страны. Это на вас как-то отразилось?

— А я не олигарх. У меня нет собственных СМИ, карманной партии, каких-то мегаприбыльных активов. Я бизнесмен, а не олигарх.

— В целом какие-то изменения наблюдаете, чувствуете?

— Сам факт того, что впервые с 2010 года меня пригласили на Харьковский международный инвестиционный форум, уже говорит о том, что какие-то изменения идут.

— В 2012 и 2013 годах вы неоднократно заявляли, что не планируете инвестировать в Харьков. Сейчас изменили свое мнение?

— Да, на эмоциях я мог сказать такое. Тогда как раз власть вела себя очень агрессивно, они отбирали активы, занимались рейдерством. Бороться с этим монстром было очень тяжело, практически невозможно. Но у меня осталось много активов в Харькове и области: и гостиница, и торговый центр, и аэропорт. Думаю, что суммарно за все время я инвестировал в город около миллиарда долларов. Поэтому окончательно отказываться от вложений в область и город я не планирую. Конечно, нужны серьезные изменения. Пока городом управляют наперсточники, пока нет понятных, прозрачных, равных для всех правил игры, об инвестициях речь не идет. Как сейчас можно привлекать инвестиции, если для получения разрешений и согласований необходимо посещать кабинеты и «решать вопросы»? Какой иностранный инвестор согласится работать в таких условиях?

— А в других регионах планируете развивать бизнес?

— О каких-то конкретных проектах пока говорить рано. Что касается уже реализованных задумок, то в первую очередь можно назвать торгово-развлекательные центры «Караван», открытые в Киеве и Днепропетровске. В Харькове сейчас финансирую регбийный клуб «Олимп» — многократного чемпиона Украины. Также в Киеве заканчиваем достраивать жилой комплекс «Воздвиженка».

Пока Харьковом управляют наперсточники, пока нет понятных, прозрачных, равных для всех правил игры, об инвестициях речь не идет. Какой иностранный инвестор согласится работать в таких условиях?  

— Продав «Металлист», вы утверждали, что предусмотренный бюджет развития клуба в $400 млн направите на бизнес-проекты. Можете сказать, куда именно инвестировали?

— Понимаете, финансирование футбольного клуба осуществлялось группой DCH. То есть сказать, что как-то отдельно эти деньги проводились, нельзя. По сути, их просто перекладывали из кармана в карман, поэтому после продажи «Металлиста» средства использовались в рабочем порядке, по утвержденному финансовому плану группы DCH.

— Один из ваших ключевых активов — Харьковский аэропорт. Планируете дальше развивать это направление бизнеса?

— Аэропорт мы строили к Евро-2012, и это был один из ключевых инфраструктурных объектов подготовки. Если будут интересные предложения, то мы их, конечно, рассмотрим.

— Вы имеете в виду идею Михаила Саакашвили о строительстве нового аэропорта под Одессой?

— Мы пока не встречались с Саакашвили и этот проект еще не обсуждали. Если он будет реализовываться, то, разумеется, эта идея для нашей группы привлекательна.

— Что случилось с Харьковскими авиалиниями: когда компания прекратила работу, вы еще были в составе акционеров?

— Нет, на тот момент я уже вышел из компании. Пока что я не вижу перспектив в этом бизнесе.

— А где видите перспективы?

— Различные направления, какие-то конкретные программы сейчас назвать не могу. Изучаем ситуацию, если находим перспективные проекты — готовы к диалогу.

Меня интересуют разные направления. Мы изучаем ситуацию, и если появятся интересные проекты, будем ими заниматься. Я стал гораздо скромнее, меня устроит 10%

— Пару лет назад вы сказали, что вас интересуют только проекты с прибыльностью от 15%. Не пересматривали эту оценку?

— Я стал гораздо скромнее, сейчас меня вполне устроит и 10%.

— Не рассматриваете возможность инвестиций в сельское хозяйство?

— Почему бы и нет? Меня интересуют разные направления. Как я уже сказал, мы изучаем ситуацию, и если появятся интересные проекты, будем ими заниматься. Украина обречена развивать аграрный сектор, и мы следим за этими тенденциями. Мы уже покупаем акции различных агрокомпаний, входим в число учредителей.

— Будете покупать агрохолдинг?

— В перспективе — возможно. Но не прямо сейчас. Может, позже. Пока что цены еще не те, я подожду.

— В Харькове у вас гостиница, которую вы сами называете лучшей в городе. Гостиничный бизнес для вас интересен, думаете строить новые отели, например, в Одессе или Львове?

— Пока мне хватает одной гостиницы. Но что будет в дальнейшем — посмотрим, зарекаться не буду.

— Вы вышли из акционеров строительной компании XXI век. Это как-то связано с конфликтом с вашим партнером по этому бизнесу?

— Нет, никаких конфликтов не было. Я просто посчитал, что сейчас не время развивать эту компанию, и продал акции.

— А в Укртатнефти остались?

— Конечно, я вхожу в число акционеров Укртатнефти. Кременчугский НПЗ работает, и есть потенциал для наращивания объемов переработки — много мощностей еще не задействовано.

Не надо из меня делать профессионального «выбивателя» долгов. Да, в ситуации с УкрСибом нам удалось взыскать практически всю задолженность и договориться со всеми должниками. Но это нетипичный для меня проект 

— Когда вы выходили из УкрСиббанка, по одному из пунктов контракта вы получили право требовать с должников возвращения кредитов. Учитывая, что сейчас банки переживают не лучшие времена, не думаете покупать у них проблемные кредиты?

— Это не моя специализация, не надо из меня делать профессионального «выбивателя» долгов. Да, в ситуации с УкрСибом нам удалось взыскать практически всю задолженность и договориться со всеми должниками. Но это нетипичный для меня проект. Просто я несколько лет развивал банк и отлично знал всю ситуацию, знаком со многими заемщиками. Поэтому мне удалось с ними провести работу, и они погашали кредит.

В том числе и группа АИС? Они выплатили просроченные $100 млн?

— Мы сейчас на финальной стадии подписания договора. Они погасят этот долг, но пока я не хотел бы раскрывать детали — давайте дождемся финализации сделки.

У вас было много проектов, но почти из всех вы вышли. Это ваша бизнес-стратегия?

— Отчасти да. Я покупаю кризисное предприятие, налаживаю работу и выхожу с прибылью. Например, построил и продал маслоэкстракционный завод, выстроил УкрСиббанк, в самом начале входил в число акционеров Киевстара. Таких проектов много, все уже и не вспомнить.

— А есть какие-то активы, с которыми вы не расстанетесь ни за какие деньги?

— Нематериальные: ум, честь, совесть.